?

Log in

No account? Create an account
друзья мои дорогие! объявлены результаты жж-конкурса "простые истории". и теперь у меня есть вот такой дипломчик!



от всей души благодарю за возможность участвовать организаторов Алину Иванову conspiransa, Юрия Зможина zmoj и Ладу Исупову m_petra, а также многочисленное жюри a_novenkaya, alexdsp, anna_gaikalova, sanna_777, sigdan, soroka_1, sumka_mumi_mamy, vertuos52!

еще раз благодарю каждого, кто оставил свой голос за "шопена": brikerina, fotiniya_ru, croshka_vera, noch_dacor, in_es, am1975, k_larabell, evprikh, light_sun_7, ordevich, sole_ole, muzika1, ulitka_kg, Igor Matusevich, shri_boomer, valse_boston, goretzoncloud, el_ffa, 4erkio, irigut, kaliningradetz, koira7, inna_ka, steinway_maniya, nadiege_da, Margarita Grishechkina, roman_yhnovec, kipelovna, jaz_week, anna_solovyova, bnik7, borman_b, veloshum, almin, rousique, senbloh, vik_ki, prompak, mimett, tim_svet, takeshiza, entre_2_mondes, rusalochka81, vertuos52, kyzinatra, cat_jalex, luckyed, Мария Позднякова, natalia_vesna, vetka812, donna_leto, sigdan, dyrbulschir, krome, p_vereschagin, bob_58!
любимые мои друзья! мне и моей книжке "пентименто" очень-очень-очень нужна ваша творческая поддержка!

сказка "шопен" вошла в полуфинал жж-конкурса "Простые истории"! было много конкурсантов, осталось мало, но сильнючие!

финалисты выбираются путем голосовани жж-пользователей вот тут. здесь можно проглосовать не менее, чем за 5 и не более, чем за 10 историй, оставив свое мнение в комменте под постом до 31 мая включительно.

"шопен" - та сказка, с которой не случайно начинается вся книга: с нее началась вся та моя игра со сказками, из нее выросли-вытянулись все остальные сказки, а потом - и книга! очень хочу, чтобы она прошла в финал этого конкурса! и еще... по волшебно-сказочному стечению обстоятельств, сопровождающему "пентименто" с момента написания первой буквы первой сказки, в голосовательном списке "шопен" стоит под № 21 - именно столько сказок в сборнике. да-да, снова волшебство.

друзья! я точно знаю, что книга появилась благодаря поддержке всех вас! и если мои сказки и - что важно! - моя просьба вас радуют - пожалуйста, оставьте здесь свое мнение, и, если возможно, предложите это своим друзьям. мне очень-очень важен каждый-каждый голос!

желаю всем волшебства!
Принцесса

- А вот и Принцесса! Рад тебя видеть! – старик широко улыбнулся сухощавой девушке в коже, заходящей в салон. Та злобно зыркнула глазами.
- Не могу сказать в ответ того же, - она почти от двери бросила ключи на витрину. – Что за дрянь? Я – твой постоянный клиент? Да?!

Старик, всё так же улыбаясь, покорно кивнул. Девушка сняла солнцезащитные очки и, опершись на широко расставленные на витрине руки, продолжила, дыша вкусным сигарным запахом в его лицо.

- Тогда объясни мне, уж потрудись, с чего мне всегда после обращения к тебе непременно приходится что-то переделывать или хотя бы доделывать, а? – она свирепела на глазах. – Я хочу просто купить и быть довольной, просто ездить, чёрт побери!

Старик прищурил глаз. Он любил эту взбалмошную горделивую девчонку, что бы про неё не говорили. Не зря её позвали Принцессой – она была очень капризной, и угодить ей, тем более с первого раза, было просто невозможно. К этому он привык уже давно и страшно бы удивился, не увидев её на следующий день у себя. За исполнением её заказов он следил лично и потому не волновался, точно зная, что претензии всегда беспочвенны.

- Принцесса, что опять не так? – ласково спросил он, взвешивая в руке связку её ключей.
- В общем-то, всё – не так. Для чего я каждый раз тебя слушаю, если ты мне советуешь всякое непотребство? Удобство для меня превыше всего, ясно? – она гневно тыкала в его лицо длинным пальцем с тёмно-бордовым ногтем. – Ты плохой советчик, старик. Ездить на этом сидении абсолютно невозможно. Оно просто чудовищно.

Старик снова улыбнулся: до чего ж хороша, чертовка.

- Принцесса, не кипятись. Оставь свою детку на пару часов. Я всё исправлю, - сказал он примирительно. – Сходи пока в кино с каким-нибудь приличным парнем.

Девушка надела тёмные очки.

- Два часа! – угрожающе сказала она. – Байк – на входе.

Он закрыл центральный вход, отогнал машину в гараж и стал неторопливо подыскивать инструмент.

- Де-ед! – позвал с улицы внук. – Дед! Привет. Ах, ну да, ну да... С чем ты ещё можешь возиться в разгар рабочего дня? С байком нашего преосвященства.

Внучок традиционно ёрничал, пытаясь скрыть явную симпатию к Принцессе.

- Её святейшество опять недовольны? Что снова не так? – внук вопросительно глядел на деда, усердно перебиравшего отвёртки. – Колёса недостаточно чёрные? Или диски – не так блестят? Ну, что там не так у нашего величества?
- Высочества, - подал голос старик.
- Ну, высочества!
- Не «ну, высочества», а к принцессам именно так и следует обращаться.

Внук картинно захихикал:

- Ах, простите! Как можно забыть про этикет с дорожными принцессами!

Старик неторопливо орудовал отвёрткой где-то в районе седла.

- Малыш, твой дед – стар. Он прожил долгую жизнь и не станет тебе врать. И дед тебе говорит: это – самая настоящая принцесса.

Пошуровав под сиденьем, старик протянул руку озадаченному внуку. На рабочей ладони лежала маленькая одинокая горошина.
Тобатьки и тлоники

- Лена! Он взрослый мужчина. Ему 17 лет! Он должен отвечать за свои поступки, - её муж редко злился так искренне, и это означало, что он будет непреклонен. – Я говорю ещё раз: он поступил без-от-вет-ствен-но. Ты, Антон, поступил безответственно.

Она молча посмотрела на мужа и решила, что больше не станет вмешиваться. Его не убедить быть помягче. Антон сидел на табуретке, словно кол проглотив, и упрямо глядел в пол. Она глянула на одного и другого, со вздохом поднялась из-за стола и начала собирать посуду, оставшуюся после ужина. Еда на тарелке сына была почти не тронутой. Она переложила котлету в миску счастливо машущего хвостом Тобиса. Конечно, она, как прилежная жена, была на стороне разгневанного Саши, но тумаки от двух родителей совсем раздавили бы Антошку. Достаточно сметающего всё со своего пути редкого, а оттого особенно страшного гнева отца.

- Лен, я не прав, что ли? Скажи, не прав? – она не отвечала, и Саша начал злиться уже не неё. – Лен, я к тебе обращаюсь!
- Саш, разбирайтесь сами. Моё дело – со стола убирать, - она демонстративно повернулась к ним спиной и включила воду.

Муж возмущённо хмыкнул: в этом непривычном для него состоянии ему очень нужен был союзник. Она почувствовала требовательный взгляд в спину, но не повернулась. Ей было жалко Тошу, но муж, чёрт побери, был прав. Ещё как прав.

- Ладно. Значит так. Думаю, ты не удивишься, Антон… Ты наказан. Всю неделю с учёбы – домой. Исключение – вторник и четверг, когда у тебя карате, - отец чеканил слова, для весомости отбивая каждое слово ладонью по столу. – Автомобиль теперь получишь в случае крайней необходимости. Когда я сочту её крайней, а не ты.

Отец повысил голос.

- К тому же я всё-таки жду, что ты хоть намекнёшь, для чего ты - о, господи! – украл в магазине ту дурацкую бутылку шампанского?!
Подросток поджал губы, не сводя глаз с узора на линолеуме.
- Да. И последнее. Чуть не забыл. Завтра на концерт я иду один, - отрезал отец. Глядя на вскинутые глаза сына, добавил: – Один! Теперь можешь идти в комнату. Я всё сказал.
- Пап… - начал было Антон, но осекся на полуфразе. Он ждал завтрашнего действа без малого год. Ждал. Так ждал, что готов был что угодно отдать, чтобы оказаться там, но отцу, конечно, ничего было не нужно. Он бил наверняка, поддых. Точка. Крах. Чудовищно. Не обсуждается…

Антон кивнул, поднялся с табуретки и вышел. Она повернулась к мужу и посмотрела на него осуждающе. «Ты с ума сошёл?» - одними губами прошептала она.

- Пусть в следующий раз думает, - уверенно сообщил тот и удалился.

«Суров, но справедлив… Но суров», - печально подумала она.

Поздним вечером в постели при свете ночника она постучала в обложку книги, которую он читал.

- Лен, я не хочу это обсуждать, - он говорил твёрдо. – Если ты про Антона.
- Про Антона, - она глубоко вздохнула. – Саш… Ну, ты же понимаешь – шампанское… Тут явно дела любовные, это ж ясно как божий день. Может, поспорил, или просто денег не было. Глупость и безрассудство, но есть же этому какое-то объяснение! Он не прав, это факт. Но ты слишком жёстко, не находишь?

Муж показался из-за книжки, возмущенно кряхтя.

- Я не оправдываю, Саша! Нет и нет! - она откинулась на подушку. – Но ты его слишком жёстко, Саш. Концерт…
- Любовные! Нормально! У него «любовные дела»! Лена, я не стану это обсуждать. Да пойми ты – я не переживаю, что он вор. Он – не вор, а дурак! Притом взрослый! Но безответственный! - Муж снова закрылся книжкой, и сообщил из-за неё: – Да, Лен, концерт. Это он запомнит точно.

Она отвернулась. Антона было жалко. Почти до слёз. Вот дурилка. Так ждать, и вдруг лишиться всего перед самым началом. Наверное, действительно влюбился…

- Тобатьки и тлоники, - задумчиво сказала она вслух.
- Что?
- Я говорю «тобатьки и тлоники», - повторила она рассеянно.
- Лен, что за чушь ещё, господи? Ну и семейство, - муж начал откровенно злиться.
- Когда Тоше было 4 года, он произносил слова так, как хотел. Я возмущалась, а ты говорил, что он креативный ребёнок и пока не вырос. И ключевые слова здесь – «ребёнок» и «не вырос», - она замолчала. Муж не отвечал, делая вид, что не понимает её иносказательных намёков.
- Спокойной ночи, мать Тереза, - наконец, он чмокнул её в затылок и выключил свет. Она опять вздохнула, повернулась к нему и обняла. «Не сдвинуть.
Ладно. Прав. За это всё-таки и полюбила. Кремень».


Утром она, позёвывая, вышла на кухню. На столе высился стакан традиционного воскресного морковно-сельдереевого сока. Записка под ним гласила мужниным почерком: «Вернёмся не поздно. Тобатька и тлоник».
Шопен

«Откуда эта музыка?» - долговязая девочка стояла в замешательстве в сумрачном дворе-колодце, которые были так распространены в её городе. Здесь часто лил дождь, редко светило солнце, и никогда без повода не играла музыка. До этого дня.

Чистая переливчатая музыка как будто бы звучала отовсюду. Она отражалась от близко стоящих стен и, смешиваясь с моросящим дождиком, падала прямо на кудряшки маленькой Аси. Девочка была уже взрослой и в свои 10 лет прекрасно знала: несмотря на то, что звуки было совершенно неземные, извлекал их кто-то живой, находящийся за одной из этих много-много-многочисленных потрёпанных форточек. Ася стояла неподвижно и, медленно вращая головой, торчащими кудряшками, словно улитка, пыталась нащупать, откуда исходили звуки.

За одним из окошек третьего этажа кто-то закопошился. Окно с неприятным звуком открылось, и оттуда высунулся сухощавый мужичок. Он прикурил, смачно затянулся и застыл в окне, задумчиво глядя в противоположную обшарпанную стену. Девчушка бросила не него несколько осторожных взглядов. Мужик ей не очень понравился, но сейчас было не до церемоний – в этом дворе, может, еще сто тысяч лет никто не выглянет из окна, и тогда она вообще ничего не узнает.

- Здравствуйте, - робко произнесла она.
- Да, малышка? - приветливо ответил мужик. – Ты ищешь кого?

Девочка отрицательно потрясла головой с кудряшками. Потом задумалась и энергично закивала.

- Кто у вас так играет? – осмелев от щербатой полуулыбки мужика, звонко спросила она.

Мужик стряхнул пепел, затянулся.

- Шопен, - произнес он.

Слово было очень странным. Не похожим ни на имя, ни на фамилию. Её, например, звали Ася, а фамилия у неё была – Ноздрёва. Всех, кого она знала, звали примерно так же. Валя Коконин, Зоя Шамова, Толя Покосов.

- Вы его знаете? – спросила Ася.
- Кто ж его не знает, - удивился мужик.
- Я, - просто сказала девочка. – А кто это?
- Любитель музыки. Живёт на крыше, как Карлсон, - ухмыльнулся тот и показал куда-то вверх и вправо. Ася повернула туда голову. Внезапно музыка оборвалась, несколько секунд продолжая звенеть эхом. Девочка тревожно повернулась к торчащему из окна мужику.
- Антракт, - усмехнулся он, стряхнул последний пепел, плюнул на огонёк сигареты, затушил её пальцами и скрылся за натужно скрипнувшим закрывающимся окном. В звонкой тишине, казалось, было слышно, как капельки дождя пробираются в глубину асиных кудряшек. Она нахмурилась и решительно направилась к подъезду.

Дверь нужной квартиры была обшарпанной и очень легко открылась. На пороге, застёгивая пиджак, стоял старик. Увидев кудрявую девочку, он застыл.

- Вы Шопен? – в лоб спросила Ася. – Здравствуйте.

Старик кивнул, помедлив.

- Скажите, а вы будете сегодня ещё играть? – вновь спросила девочка.

Старик отрицательно покачал головой.

- А когда? Мне очень понравилось. Можно я приду завтра, если вы, конечно, будете играть, - затараторила Ася. – У меня сейчас каникулы, и все разъехались. Потому я гуляю и гуляю, но поздно мне нельзя.

Старик молча смотрел, никак не реагируя. Ася переступила с ноги на ногу и добавила:

- Я могу, если вам неудобно, из двора послушать. Вы просто скажите когда, хорошо? Мне просто кажется, вы играете… счастье.

Этой странной формулировкой она была удивлена не меньше, чем стоящий напротив старый человек. Он прочистил горло.

- Завтра около полудня, - сказал он таким голосом, которым пользуются примерно раз в десять-двадцать лет. – Не нужно во дворе.

Ася широко улыбнулась, кивнула и, крикнув «спасибо», скатилась вниз по лестнице. Дождь почти прекратился, и она живо добежала до дому. Про Шопена она никому не рассказала, понимая, что за ней тогда обязательно кто-нибудь увяжется. А это было, во-первых, невежливо по отношению к старику, а во-вторых, ей было по-детски жалко делиться этим с кем-то ещё. Пусть тот, другой, ищет своё чудо, а Асино – не трогает. Спала она с улыбкой на лице и с нетерпением ждала назначенной встречи.    

- Эй! – она пришла немного раньше, простояла несколько минут под дверью в ожидании полудня и ровно в 12 настойчиво постучалась. Ей никто не ответил. Наконец, она решилась дёрнуть ручку двери, и та легко поддалась.

- Эй! – повторила она. В квартирке было совершенно пусто. Она осмотрелась. На столе  были раскиданы какие-то пожелтевшие бумажки, стояла чашка с недопитым чаем. В углу – пианино, рядом стул, скромная кушетка. Вчерашнего Шопена не было. Ася умастилась в продавленном кресле и стала ждать. Прошел час, два, три, и она не заметила, как забылась крепким детским сном. Ей снилось, что она едет на велосипеде в красивом платье. А вокруг звучит музыка. Нежная, щемящая, проникающая в самую душу, без всяких слов поющая про счастье…

Старик, тихо зашедший в дверь, поспешно накрыл скукожившуюся малышку своим пиджаком. Ася поёжилась и правой рукой потерла мятую щёку. Старик сидел напротив и думал, что тот высокий красивый мост, с которого он вчера хотел навсегда взлететь вниз, пусть постоит себе ещё. Год, два, а может - и больше. По крайней мере, до тех пор, пока старый Шопен сможет играть счастье для маленькой кудрявой девочки.

сказочки, говорите?!

хочешь_пентименто
 вы хочете сказок? их есть у меня! 

апельсинами

когда ей бывало кисло, она ела апельсины. чаще всего это помогало.

сладкий апельсин смягчал тоску. кислый - помогал поплакать. костлявый и плохо чистящийся - отвлекал.

самым малополезным обычно оказывался безвкусный апельсин. слишком уж напоминал ей её собственную жизнь: яркую снаружи и бессмысленную внутри.

впрочем, и в этом случае апельсин не был абсолютно лишним.

"зато у меня нет аллергии на цитрусовые", - немного радостнее, чем за секунду до апельсина, думала она.

ска-а-а-а-азочки

друзья мои :) если кто-то еще не слышал моих сказочно-радостных воплей, то имею сообщить:

1. сказки дописаны;
2. аж 21 шт;
3. сейчас они гостят в компе талантливого верстальщика;
4. надеюсь, что к маю станут бумажной книгой.

благодарю всех словодателей за то, что в итоге написалось, а также за безумную идею, чтобы это всё ещё и напечаталось! невероятно огромная моя спасиба всем, кто поддерживает меня в этом непривычном и самонадеянном действе.
сказки, как и все их хозяева - разные. но непостижимым образом сложившиеся в витиеватую, странную одну-единственную сказку из 21 главы.

всю её целиком можно будет полистать уже на бумаге :) так вкуснее. но частичку - не удержусь, и выложу.

итак, прошу любить и жаловать:

ШопенCollapse )

вирус

страшная простудная гадина, поразившая мои нос и горло, явно проникла и в мой несчастный мозг, породивший мысль о постирке свитеров.

молчу про то, что утром, невзначай вспомнив, что оно морозное, я озадачилась поиском подходящей одежды, ибо все (абсолютно все!) свитера мутно лежали в тазике. но мысль, что оттуда они вылезут как новые, грела меня целый день.

однако ж гадина мозг не пощадила... и вот! теперь! благодаря цветовому разнообразию моих одёжек, у меня есть, как мимимум, два прекрасных пятнистых шерстяных свитера: сиреневый в белёсые пятнышки и брусничный - в сиреневые.

там есть ещё серый, но брусничные пятна на нём, думаю, будут незаметны. хотя доподлинно это выяснится только опосля его полного высыхания.

надо сказать, брусничный настолько неординарен, что я подумываю надеть его в театр. на виктюка, например. но в любом случае теперь мне есть, в чём ходить кормить кур, например. причём, на выбор.

Latest Month

June 2013
S M T W T F S
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com